Могила Георга Отса. Предательство одной жены. Ревность и увоз вещей другой. Усыновление малыша. Ужасный уход.

Вознесся к вершинам он стремительно, успехом пользовался невероятным, а когда безумно рано ушел, скорби советского народа не было предела. Родная Эстонская опера стала местом работы Отса до его последних дней, на лицевом счету артиста около 45 партий в операх и не менее двух десятков в опереттах. И уж подавно Герг проснулся всецело знаменитым после появления на отечественных экранах картины Юлия Хмельницкого «Мистер Икс» по оперетте Кальмана «Принцесса цирка», в которой артист мастерски исполнил роль и филигранно спел партию главного героя Этьена Вердье.

С тех пор на протяжении долгого времени слова «Икс» и «Отс» в СССР употреблялись не иначе, как рядом друг с другом. Наш несравненный Муслим Магомаев высказывался по поводу той работы Георга лаконично: «Хорошая ария, но после Отса я её петь не буду.»

Невероятным успехом завершались и эстрадные выступления артиста. Билеты на концерты Отса советские люди раскупали словно горячие пирожки.

Между тем, личная жизнь нашего ладно скроенного и следящего за формой героя, интерес к которому у представительниц женского пола всегда был велик, била ключом. И отнюдь не по голове.

Могила Георга Отса. Предательство одной жены. Ревность и увоз вещей другой. Усыновление малыша. Ужасный уход.

Ещё до начала Великой Отечественной артист познакомился с первой женой, Маргот. Но только ребята оформили отношения, как спустя несколько месяцев новобранец идёт на фронт.

И представьте себе, посчитав, что Георг мог погибнуть на одном из кораблей, эвакуировавших из столицы Эстонии гражданских лиц и военнослужащих и подвергнувшихся налёту вражеской авиации, Маргот преждевременно повязала черный траурный платок. Вскоре она заводит шуры-муры с неким фашистским офицериком, который увозит девицу транзитом через родные края в Канаду.

Когда же спустя много лет акулы пера обнаружили местоприбывание дамы за рубежом, та непреклонно дала журналистам от ворот поворот. Видать, совесть грызла изменщицу со страшной силой. А, может, и нет. Ну да Бог ей судья.

Местом встречи мастера, которое изменить нельзя, со второй спутницей его жизни, танцовщицей с некоторым количеством цыганской крови в жилах Астой, стал тесный и прокуренный кинозал. Ничуть не тушуясь, Георг приблизился к девушке, которую он видел в первый раз, и произнес: «Здравствуй, одноклассница!».

Вслед за этим мужчина присел на свободное место за спиной незнакомки и вполголоса вымолвил: «Ах, как у тебя вкусно пахнут волосы, красотка». Когда Таллинн был освобождён от немецко-фашистских захватчиков, рука об руку они возвратились в столицу братской Эстонии и прожили вместе не менее двух десятков лет.

Могила Георга Отса. Предательство одной жены. Ревность и увоз вещей другой. Усыновление малыша. Ужасный уход.

Хотя справедливости ради нужно заметить, что близкие артиста поначалу встретили балерину в штыки. И даже появление на свет пары ребятишек Георга от Асты их сердца не смягчило. Да и то сказать, как могла какая-то там простушка осмелиться позариться на их наследника, чьими предками были истинные сливки общества.

А, между тем, супруги жили не тужили, воспитывали  дочку и отпрыска, а когда кровинушки более-менее встали на ноги, стали родителями приемному сынишке Юре.

По слухам, танцовщица была посвящена в искусство привораживания движениями рук и пальцев и кое-чем полезным для сценической деятельности поделилась с мужем. Так что немудрено, что в его арсенале чудесный голос, пронзительные страстные взгляды и заманчивые жесты слились воедино.

Увы и ах, Аста отличалась просто феноменальной ревностью. Могла начать буянить прямо при всем честнОм народе. Хотя, положа руку на сердце, дыма без огня не бывает—на шею привлекательному и обаятельному Отсу дамы пытались вешаться пачками.

Могила Георга Отса. Предательство одной жены. Ревность и увоз вещей другой. Усыновление малыша. Ужасный уход.

В конце концов терпение певца лопнуло, и их союз приказал долго жить. Однако, от детей артист никогда не отдалялся и делал все, что было в его силах, чтобы поддержать их. Морально и материально.

Кстати говоря, Отс давал концерты в братском Египте, когда Аста ретировалась, забрав из их квартиры все подчистую.

Как вспоминала последняя спутница жизни мастера, «не только мебель—она вывезла даже всю посуду… мы начинали с нуля — с ложек, вилок…»

Между тем, в 1960-х кто только в Эстонии не знал обворожительную манекенщицу таллиннского дома мод Илону Ноор. Которая и через несколько десятилетий оставалась такой же обаятельной, женственной, изящной, как и в молодые годы.

С артистом Илона познакомилась в гостях у некого хорошо известного обоим товарища, завсегдатая модных презентаций. Они моментально почувствовали взаимную симпатию и буквально тут же ничтоже сумняшеся расписались.

С «Аргументами и Фактами» намного позже вдова Отса поделилась следующим: «В него невозможно было не влюбиться. Его обожали все женщины страны — от 17 до 70. Он притягивал к себе. Я даже не сомневалась, когда он сделал мне предложение, хотя у нас была разница 20 лет. И не ошиблась. Георг ни в чем мне не отказывал, очень красиво ухаживал. Я только подумаю о чем-то — он уже стремится мне это подарить, будь то драгоценности, шуба или еще что-то.»

А чтобы не давать поводов любимому для ревности, Илона, в свою очередь, по её словам, совсем не ревновавшая супруга ко «всей женской половине Союза», практически сразу оставила модную индустрию. Супруга, которая была младше мужчины на 20 лет, сопровождала Георга Карловича на гастролях, ухаживала за ним, следила за питанием артиста и однажды родила ему дочурку Марианну, в которой Отс души не чаял, и даже записал собственным голосом для крошки  сказочные истории на одну из страшно дефицитных тогда аудиокассет, дабы малышка послушала их  перед сном.

Могила Георга Отса. Предательство одной жены. Ревность и увоз вещей другой. Усыновление малыша. Ужасный уход.

И шли бы они дальше по жизни, не поддаваясь печалям и ликуя от радостей, коли бы не погибельный недуг певца. Как и в случае с Хворостовским в головном мозге нашего героя свила гнездо ужасная напасть, перспективы исчезновения чарующего баритона исполнителя стали пугающе реальными, и надо было срочно что-то предпринимать. Отс бился с чудовищным недугом что было сил, при этом не прекращая творческой деятельности. Оперативные вмешательства и курсы химиотерапии следовали одни за другими. Происходили такие душераздирающие вещи, которые из-за потенциального блока со стороны алгоритма лучше не оглашать. Скажу лишь, что в результате бесчисленных нещадных манипуляций у артиста перестал работать глазной нерв, и Георгу Карловичу приходилось выходить на сцену в тёмных очках.

И вот ещё что—где-то за несколько месяцев до ухода, ожидая в больничной палате очередного оперативного вмешательства, мужчина стал радовать своим бархатистым баритоном медиков и пациенток. Несмотря на отвратительное самочувствие и упадок моральных сил, посчитал ниже своего достоинства ответить отказом на просьбу женщин, сумевших разглядеть в этом донельзя истерзанном больном знаменитого артиста, спеть.

Похоронили Георга Отса с небывалыми почестями на Лесном кладбище Таллина, где среди прочих нашли последний приют актеры Юри Ярветт, Микк Микевер и Лембит Ульфсак, певец Яак Йоала, шахматист Пауль Керес.

И пусть памятник на месте с последним приютом артиста—это простой плоский могильный камень с рельефными фамилией усопшего и датами его жизни.

Пышность тут, на мой взгляд, будет излишней. Главное, что память о замечательном артисте и славном человеке живёт в сердцах людей. И не только эстонцев. Ибо 46 лет со дня ухода мастера прошло, а его могила всегда украшена свежими цветами, принесенными людьми, приехавшими со всех концов постсоветского пространства.

 

Источник: spleten.net

Оцените пост
Pandda.One
Adblock
detector