«Вашу карту взламывают!» или Тыквенный суп Людмилы Осиповны

Стою я сегодня на кухне и варю тыквенный суп. Я варю, а он звонит-заливается. То есть не суп звонит, а телефон.

«Вашу карту взламывают!» или Тыквенный суп Людмилы Осиповны

— Аллёшечки? – говорю. – Людмила Осиповна слушает.

— Здравствуйте! – орёт мужской голос. – Я сотрудник службы безопасности банка… Бумбухвостов! Тревога! В данный момент вашу банковскую карту взламывают!

Я пожала плечами.

— Каждый занимается своим делом, — говорю. – Я вот тыквенный суп варю, а кто-то карты взламывает. Скажите, вы в тыквенный суп чеснок кладёте?

— Женщина! – орёт сотрудник Бумбухвостов. – Какой суп, какой чеснок? Вашу банковскую карту взламывают, понимаете? Но мы можем это предотвратить, если вы будете слушаться меня!

— Извините, — говорю. – Я вас ещё слишком мало знаю, чтобы слушаться. Я и мужа-то слушаюсь не очень.

— Короче, так! – говорит сотрудник. – Ваш электронный счёт в опасности, его пытаются взломать мошенники. Следуйте моим инструкциям…

— Ой, — говорю. – Мужчина, у меня нет электронного счёта. У меня только карта мужа… кстати, вы не подскажете, сколько у него на счету денег?

— Я не знаю, сколько денег на счету у вашего мужа! – нервничает сотрудник. – Но мы должны общими усилиями обезвредить преступников, посягающих на вашу собственность!

Я помешала тыквенный суп и лизнула ложку.

— Просто вчера муж сказал, будто купил какие-то дорогущие шкворня для машины, — пояснила я. – А я беспокоюсь: вдруг он врёт и потратил деньги на любовницу? Вы там можете у себя в банке проверить, что он купил? Ну пожалуйста…

Сотрудник Бумбухвостов несколько раз шумно вдохнул и выдохнул.

— Женщина, вы всё-таки не осознаёте ситуации! – говорит он. – Ваши деньги с карты крадут, вы понимаете?

— Понимаю, — говорю. – Я вот суп варю, они деньги крадут, а муж ходит где-то с потерянным видом… Все при деле. Скажите, у машин по правде бывают шкворня, которые надо покупать на семейные деньги?

Мне показалось, Бумбухвостов стал нервничать ещё сильнее.

— Женщина! – говорит он. – Объясняю последний раз. Вашу карту взламывают! Если в ближайшие минуты ничего не предпринять, у вас не останется ни денег, ни шкворней, ни любовниц!

— Не шумите так, — говорю. – У меня от вашего крика суп пригорает. Да будет вам известно, нашу карту нельзя взломать, она надёжно спрятана.

— Но её взламывают! – упорствует Бумбухвостов. – Немедленно достаньте её.

— Тогда отвернитесь, — говорю. – И не подсматривайте, потому что она у меня в лифчике.

В трубке последовало озадаченное молчание.

— Женщина, – говорит дядька. – Куда я должен отвернуться? Зачем? Я не вижу вас по телефону, но мне кажется, вы немного не в себе.

Я пошарила за пазухой.

— Вот, достала! – говорю. – Карта совершенно целенькая. Чего вы врёте, будто её взламывают?

— Похоже, я попал в филиал Кащенко, — бормочет дядька Бумбухвостов. – Оставайтесь на линии, не кладите трубку и срочно бегите с этой картой в банкомат, я вас научу что делать!

— Ага, — говорю. – Щас, бросилась. Во-первых, я не накрашена. Во-вторых, я не могу бросить на произвол судьбы свой тыквенный суп. Давайте завтра, а? Или давайте я суну карту в тостер – у него такая же щёлочка, как у банкомата. Подойдёт?

— Вы кусок ходячего бреда, — сказал Бумбухвостов печально. – Вот уведут жулики все ваши деньги – и муж вам башку оторвёт!

— Пусть попробует оторвать! – говорю. – Тогда и супа не получит, и сполна испытает на себе гнев Людмилы Осиповны!

Дядька что-то мозгами пощёлкал – даже в трубке слышно было – и говорит:

— Людмила Осиповна… Ха, ты часом не Люська Краснова?

— Она самая, — говорю. – В девичестве Краснова, а по мужу стала Желтова. Перекрасилась немного. Ой, теперь и я что-то знакомое слышу. Санька-Пипа, ты?

— Ага, — сказал мой бывший одноклассник. – Ну, Люсяндра, ты не изменилась. Грузанула меня со своим дурацким супом… как была ты в школе дубовая по пояс, такая и осталась.

— Чем занимаешься-то, Санёк? – говорю. – Приходи суп есть.

— Не, — говорит Пипа. – Я в Вологде на крытке чалюсь. Нахулиганил тут маленько, вот и закрыли. Дело шьют.

— В тюряге, что ли? – говорю. – Как угарно! Слушай, а кто тебе мобильник дал? Или в тюрьме разрешают?

Санька-Пипа заржал.

— Ты где живёшь, Люся? – говорит. – Прокурорам у нас тоже не разрешают дворцы в Греции иметь, а они у них есть… Ну ладно, пока. Буду звонить следующему лоху, делать всё равно не фиг.

Санька отключился. Не успела я спросить, как это он в банке работает, если в вологодской тюрьме сидит?

Или им на удалёнке тоже можно, да?

Автор: Чосразуя-то?

Источник: neinteresnogo.net

Оцените пост
Pandda.One
Adblock
detector