Котёнок

Севка стоял на совершенно пустой детской площадке и с надеждой оглядывался по сторонам. Может быть, хоть кто-то выйдет поиграть. Вряд ли. Скорей всего, ребята уже разошлись по домам. Он тоже просился погулять. Но мама категорично заявила, что пока Севка не отыграет все три произведения, заданные учительницей музыки, ни на какие прогулки пусть даже не рассчитывает. Вот он и играл. А теперь, когда вышел, никого из ребят во дворе уже не застал.

Севка горестно вздохнул: какая, скажите, радость гулять одному? Да никакой! Он с досадой пнул ногой кучку осенних листьев. Они разлетелись. Среди красно- жёлтой массы мелькнуло что-то не похожее на лист. Севка наклонился и поднял зеленоватую бумажку. Ничего бы себе! Тысяча рублей!

 

Котёнок

 

Замирая от счастья, он отряхнул находку. Сомневаться не приходилось: в его руки неожиданно попала целая, самая настоящая, крупная денежка. На неё можно купить робота-трансформера, машинку или, может, даже целый трек Хот вилс. А то он у мамы просит, просит, но мама говорит, что всё это бесполезная трата денег. И что игрушек у него, Севки, и без того много.

Не в силах сдержать радость, мальчик бережно спрятал бумажку в карман и направился в сторону ближайшего магазина. Ему не терпелось узнать, на какую игрушку может хватить найденных денег.

«Ничего не буду покупать.» — Уговаривал себя он. — «Только посмотрю.»

На крыльце большого универсального магазина Севка обратил внимание на паренька чуть постарше его самого, который понуро стоял у перил, держа в руках маленького дрожащего котенка. Мальчик так хотел побыстрее попасть в магазин, что сначала прошёл мимо. Но что-то в облике незнакомого парнишки заставило его обернуться.

Он спустился на несколько ступенек вниз и подошёл к стоящему мальчику.

— Привет! А ты чего тут стоишь?

— Привет. — Мальчик зябко поёжился. — Я котёнка отдаю. Не нужен?

— Мне мама не позволит. — Вздохнул Севка. — А ты просто так отдаёшь, без денег?

— Да кто ж его за деньги возьмёт? — Удивился мальчик. — Он простой, беспородный. И блох, вон, полно.

— А почему отдаёшь? — Севка осторожно погладил котёнка.

— Нам самим есть нечего. — Вздохнул мальчик. — А сестра у меня маленькая ещё, глупая. Возьми и притащи с улицы. Мать велела выбросить, а мне жалко. Думал, может, возьмёт кто.

— Жаль, конечно, что я не могу его забрать. — Жалобно сморщился Севка. — Ну, ладно, пока!

— Пока. — Мальчик поплотнее прижал к себе котёнка. Тот тихонько мяукнул.

Севка ходил между рядами в магазине, разглядывая яркие полки, но отчего-то больше не испытывал нетерпения и радостного волнения от предстоящей покупки. Он всё время вспоминал мальчика у перил и маленького замёрзшего котёнка. Погладив пальцами спрятанную в кармане купюру, наконец решился.

— Тётенька, — спросил у продавщицы — а у вас корм для кошек продаётся?

— Туда, в конец ряда пройди и увидишь.

Севка долго смотрел на разноцветные пакетики и цифры под ними. Потом решительно махнул рукой и набрал разных, по два. Всего получилось десять пакетиков.

Он решительно направился к кассе, терпеливо отстоял очередь.

— Сто восемьдесят рублей, мальчик. Тебе пакет нужен?

— Да. — Решил Севка.

— Тогда сто восемьдесят три.

Он протянул кассиру заветную бумажку. Она повертела её в руках и внимательно оглядела мальчика.

— А где ж ты взял эти деньги?

— На улице нашёл. В листьях. — Честно признался Севка.

— Ах, вот оно что. — Кассир протянула ему купюру. — Мне жаль, но она не настоящая.

— Не настоящая? — Прошептал Севка.

— Ну да, вроде как для шутки или для игры, понимаешь. -Девушка смотрела на него с сочувствием. — Очень похожа на настоящую, но купить на неё ничего нельзя.

Очередь начала возмущаться и торопить его. Севка огорчённо вздохнул и, опустив плечи, отошёл от кассы.

— Мальчик, подожди. Остановись на минуту.

Он поднял голову. Пожилая женщина махала ему рукой.

«Ругаться будет.» — Решил он и хотел удрать, но замешкался.

— На вот, возьми. — Женщина протянула ему пакетики с кормом.

— Не надо. — Севка спрятал руки за спину. — У меня денег нет.

— А я разве хочу продать их тебе? — Спросила она. — Я хочу тебе их подарить. Ведь ты же для кого-то это брал.

— Да. — Заторопился Севка. — Для котёнка. Его мальчик там отдаёт, на улице. Просто, без денег. И еды у них дома нет. Я хотел купить, а деньги…

— Ну-ка, пойдём.

Мальчик стоял на прежнем месте. Он совсем замёрз, но всё же не уходил.

— Вот он. — Показал женщине Севка. — И котёнок.

— Здравствуй! — Женщина подошла к пареньку. — Мальчик сказал, ты пристраиваешь котёнка.

— Да. — Хрипло откликнулся парнишка.

— Мне доверишь своего малыша?

Глаза мальчишки вспыхнули радостью, и он быстро-быстро закивал.

— Только вот что, — обратилась к обоим мальчикам женщина. — проводите меня, пожалуйста, до дома. Мне понадобится ваша помощь.

По дороге Севка узнал, что женщину зовут Татьяной Сергеевной, а незнакомого парнишку Алишер.

— Это папка так назвал. — Пояснил он. — А мамка русская, она меня Алёшкой зовёт.

Татьяна Сергеевна жила неподалёку. Она пригласила мальчиков войти, напоила горячим чаем. Потом все вместе искупали котёнка. После ванны он распушился и превратился в прехорошенького кошачьего малыша.

Вдруг Севка испуганно посмотрел на часы.

— Ой, мне домой пора. Мама ругаться будет.

— Сева, ты сам дойдёшь? Или проводить тебя? — Заволновалась Татьяна Сергеевна.

— Я сам. — Севка храбро выпрямился. — Я рядом живу. И гуляю один.

— Ну тогда беги. А ты, Алёша, тоже торопишься?

Алишер отрицательно помотал головой. Видно было, что ему не хочется покидать теплую квартиру.

Дома Севке слегка влетело от мамы за то, что ушёл со двора.

— Мама, а ты почему не любишь кошек? — Спросил он, когда гроза миновала.

— Я всех люблю. — Озабоченно сказала мама, пытаясь вытащить из холодильника кастрюльку с котлетами. — Но дома заводить животных я не готова. Так что, Всеволод, можешь не закидывать свои удочки. Мне вас с папой хватает.

— Папа, — попросил он вернувшегося с работы отца — можешь мне дать сто восемьдесят три рубля?

— Зачем? — Удивился отец. — В школу что ли?

— Нет, не в школу. — Севка вздохнул и рассказал отцу о злосчастной тысяче, Татьяне Сергеевне и котёнке.

— Ох, Сева, — сокрушенно вздохнул отец — денег я тебе, конечно, дам, потому что человек потратил их вынужденно. Но как ты мог пойти в незнакомую квартиру с незнакомыми тебе людьми? Разве я не рассказывал, к чему это может привести?

— Рассказывал. — Сева прижался к отцу. — Но ведь это были хорошие люди.

— Сынок, мне очень бы хотелось, чтобы все люди, которые выглядят хорошими, на самом деле были такими. Но иногда бывает иначе. Пообещай, что больше никогда не будешь так поступать.

— Не буду, папа. — Искренне пообещал Севка.

Спустя два дня он стоял на пороге квартиры, куда приводила его Татьяна Сергеевна.

— Сева? — Увидев мальчика, удивилась она. — Проведать пришёл?

— Я деньги принёс. — Сообщил он.

— Деньги? — Казалось, Татьяна Сергеевна не понимает, о чём говорит мальчик. — Ты?!

— Ну да, — пояснил Севка — сто восемьдесят три рубля.

— Ах это? — Татьяна Сергеевна улыбнулась. — Ну, проходи, что же ты стоишь.

Навстречу Севке выбежал распушившийся довольный котёнок.

— Можно мне с ним поиграть? — Попросил мальчик.

— Поиграй, конечно, а потом мы с тобой чаю попьём. Я пирожков напекла.

Позже, когда сидели за столом Татьяна Сергеевна спросила мальчика.

— Сева, а ты Алишера больше не видел?

— Нет. — Пожал плечами Севка. — Я его тогда вообще только один раз видел.

— Значит, ничего о нем не знаешь?

— Ну, он говорил, что у него сестра маленькая есть и мама. И что им есть нечего. — Вспомнил Севка.

— Ну, и ладно тогда.

Татьяна Сергеевна погрустнела. Севка осторожно дотронулся до её рукава.

— Татьяна Сергеевна, а вы кошек любите, да?

— Да люблю. И потом, я у кошек, получается, что в долгу.

— Это как? — Удивился мальчик.

— Интересно? Рассказать тебе?

— Расскажите! — Обрадовался Севка.

 

***

Татьяна Сергеевна налила Севке чаю и начала рассказ:

«Во время Великой Отечественной войны моя мама была ещё маленькой девочкой. Отец её ушёл на фронт, и остались они с мамой, моей бабушкой, и младшим братиком жить в деревне.

Время было голодное, поэтому, когда мама принесла в дом приблудившегося котёнка, то бабушка отругала её и велела отнести животное на улицу. Но девочка так плакала и просила оставить малыша, что женщина наконец сдалась и разрешила оставить найдёныша. Котёнка, а это оказалась кошечка, назвали по простому Муркой.

 

Котёнок

 

Мурка очень привязалась к людям. Особенно к Леночке, моей маме, и маленькому Шурику, её братику. Когда в доме было холодно, она сворачивалась клубочком в колыбельке мальчика, грела и убаюкивала своим мурчанием малыша. Мурка воевала с мышами, которые в огромных количествах расплодились в деревне и пытались уничтожить скудные продуктовые запасы селян.

Но не только этим спасала людей Мурка. Когда фашисты начали регулярно бомбить село, Леночка заметила, что за некоторое время до налета кошка начинала беспокойно тыкаться мордочкой ей в руки и трогать девочку лапкой. С тех пор, семья, заметив такое поведение Мурки, быстренько спускалась в погреб. И, надо сказать, кошка ни разу не ошиблась.

И в послевоенные голодные годы хвостатая спасительница помогала моей бабушке кормить детей. Мурка мастерски охотилась на сусликов. Мясо этих зверьков готовили, топили жир. Ежедневно кошка уходила на охоту и никогда не возвращалась без добычи. Вот так, Севочка, кошка помогла выжить моей маме в трудные годы. Не было бы мамы, не родилась бы и я. Мама часто вспоминала Мурку. Вот почему у нас в доме всегда жили кошки.»

— А нам учительница рассказывала, — спохватился Севка — что кошки помогали людям и в блокадном Ленинграде. Туда даже специально привозили целый вагон кошек.

— Да, — согласилась Татьяна Сергеевна — было. Это хорошо, что вам в школе рассказывают о таких вещах.

— Татьяна Сергеевна, — вдруг спросил мальчик — а все люди голодали, когда была война?

— Наверное, не все, но очень и очень многие. Тогда были страшные и тяжёлые времена.

— А сейчас? — Севка замялся. — Сейчас ведь не война. Тогда почему Алишеру и его сестре нечего есть?

Татьяна Сергеевна задумчиво гладила мальчика по голове.

— Я сама, Севочка, думаю об этом. Очень хотела помочь этому мальчику. Но он ушёл и пропал. И кошелёк с деньгами забрал.

— Украл? — Ахнул Севка.

— Взял, не спросясь. Если бы попросил, я сама бы дала ему денег. Сева, если ты вдруг встретишь его, случайно, скажи, что я не сержусь. Пусть Алёша приходит.

— Хорошо. — Прошептал мальчик.

Время шло быстро. После уроков Севка иногда заходил к Татьяне Сергеевне поиграть с котёнком, который быстро рос, и начал превращаться в хорошенькую некрупную кошечку. Женщина назвала ее Муркой в память о той, другой, кошке, которая когда-то спасла её родных. Татьяна Сергеевна радовалась приходу мальчика и каждый раз старалась угостить его чем-нибудь. Её взрослый сын жил далеко от матери и приезжал редко. А Севка напоминал ей о тех радостных временах, когда её мальчик ещё был рядом.

Как-то, придя в гости к пожилой женщине, Севка обратил внимание, что Татьяна Сергеевна непривычно бледна и с трудом держится на ногах.

— Что с вами, Татьяна Сергеевна? — Бросился к ней мальчик.

— Плохо мне, Севочка. — Татьяна Сергеевна тяжело опустилась на стул. — И лекарство, как на грех, закончилось.

— Давайте я в аптеку сбегаю!

— А ты сможешь?

— Смогу! Конечно, смогу! Я дома уже сам хожу в магазин.

— Тогда, Севочка, вот рецепт, вот деньги. Ты все возьми, что остались. Там немного, но на лекарство хватит. Сходи, хороший мой!

— Я сейчас! — Севка метнулся к двери. — Вы только не умирайте, ладно?

— Я не буду. — Пообещала Татьяна Сергеевна.

Так быстро Севка ещё не бегал. В первой аптеке лекарства не оказалось, а в другой строгая женщина в белом халате спросила:

— Ты кому покупаешь?

— Я. Бабушке. — Севка даже не заметил, как легко сказал эти слова.

— Этого лекарства сейчас нет. Но есть другое, только оно дороже. Давать?

Мальчик кивнул и протянул деньги.

— У тебя не хватает. Сходи домой, скажи бабушке, что лекарство стоит вот столько.

Она написала на маленьком листочке цену и отдала мальчику. Севка вышел на крыльцо аптеки и задумался.

«Что же делать? Татьяна Сергеевна отдала ему все деньги, что были. И их не хватило. Мама и папа на работе, попросить не у кого. А что, если Севка не купит лекарство, и Татьяна Сергеевна умрёт. Он ведь видел, как ей плохо!»

От бессилия Севка захлюпал носом. Потом решительно вытер глаза рукавом и решил бежать в дальнюю аптеку на центральной улице: вдруг нужное лекарство есть там.

Выбегая из-за угла он наткнулся на какого-то мальчика.

— Глаза разуй! — Мальчишка повернулся, и лицо его стало растерянным. — Сева? Ты что тут?

— Алишер! — Там Татьяна Сергеевна умирает. А денег на лекарство не хватило. Она там. Бледная вся.

— Сколько надо? — Алишер нахмурился.

— Вот! — Севка протянул бумажку с ценой. — У меня есть деньги, не хватает только.

— Пойдём! — Алишер повернул Севку в обратную сторону.

— Вернулся? — Женщина в аптеке протянула мальчикам коробочку с лекарством. — Держите. Не потеряйте. Пусть бабушка выздоравливает.

— Иди теперь. — Алишер собрался уходить, но Севка ухватил его за руку.

— Пойдём со мной, пожалуйста. Татьяна Сергеевна не сердится на тебя. Она сама просила, чтобы ты пришёл. Велела, встретишь Алёшу, скажи, чтоб приходил. Пойдём, я боюсь один. Вдруг ей там совсем плохо.

— Ладно.

Севка вошёл первым. За ним нерешительно, боком, Алишер.

— Мальчики, — обрадовалась Татьяна Сергеевна — вы вместе? Хорошо-то как. Алёша, не стой проходи.

— Вот лекарство. — Сева протянул коробочку.

— Оно же дорогое! — Ахнула женщина. — Севочка, где ж ты деньги взял?

— Мне Алишер добавил. — Севка подбежал к всё ещё стоящему в дверях мальчику. — Скажи сам.

Алишер, потупившись, сделал шаг вперёд.

— Простите меня! — Голос его задрожал. — Я тогда взял у вас деньги. Там было три тысячи. Осталось полторы. И я уже набрал восемьсот рублей. Хотел отдать всё сразу. Только медленно получается. Вот, возьмите. Остальное я принесу, когда наберу ещё. Правда!

Он вытащил из кармана оставшиеся деньги и положил на стол.

— Эти я не воровал, честно. Мне отец дал, когда приезжал. Он ещё приедет.

— Алёша, успокойся. — Тихо сказала Татьяна Сергеевна. — Я верю тебе. Сева, ты чайник сможешь поставить?

Севка ускакал на кухню.

В это время из-под дивана, потягиваясь, вылезла Мурка.

— Ой, — обрадовался Алишер — котёнок! Как он вырос!

— Она. — Улыбнулась Татьяна Сергеевна. — Это кошечка. Мурка.

— А вот Лия, это сестра моя, её Пушком звала. — Мальчик погладил шелковистую кошачью спинку. — Мы с ней думали, что он мальчик. Татьяна Сергеевна, а можно я сестрёнку приведу, когда вы поправитесь? А то она долго про котёнка спрашивала.

— Приводи, Алёша. И сам приходи. Я рада буду. Сева вот не забывает меня, часто заходит

— Я чай налил. — Крикнул из кухни Севка.

Они сидели за большим круглым столом. Татьяна Сергеевна, откинувшись на спинку стула, ласково смотрела на раскрасневшихся от горячего чая мальчишек. На коленях у неё уютно пела свою спокойную песенку задремавшая Мурка.

 

Источник: nuinu.pro

Оцените пост
Pandda.One
Adblock
detector