Нюся

У Егора Прохорова умерла жена. Так и не оправилась от последних родов. Тут бы горевать и горевать, да пятеро ребят осталось. Старшему, Николке, девять. Илюшке – семь. Близнецам Саньке и Лёшке по четыре. И младшей только три месяца, Алёнке, доченьке долгожданной… Некогда горевать, когда дети есть просят. А уложит всех, полночи сидит в кухне, курит…

Поначалу Егор сам, как мог, крутился. Ну, свояченица приезжала, помогла чуток. Родных-то у них больше и не было. Хотела забрать Санечку с Лёшкой, мол, тебе полегче будет. Потом из опеки какой-то что ли, приходили двое. Предлагали всех детей в интернат отдать.

Никого никому Егор отдавать не собирался. Как это – родных детей кому-то отдать? Как и жить-то потом. Трудно, понятно, а что делать? Растут они полегоньку, вот и вырастут.

Как мог, сам стирал, убирал, готовил, в огороде копался. У старших когда и уроки проверить успевал. С Алёнкой больше всех хлопот было, понятно. Ну, тут уже и Колька с Илюхой где, да помогут. Да и сестра патронажная, Нина Ивановна, часто приходила, заботилась.

Как-то раз она пообещала Егору няньку прислать. Всё ж тяжело мужчине с грудным-то ребёнком. Мол, девушка хорошая, труженица. В больнице нянечкой работает. Своих детей, правда, нет, не замужняя пока. А братьев-сестёр растить помогала, из большой семьи она, из соседней деревеньки.

Так и появилась у них в хате Нюся. Невысокая, крепкая, круглолицая, с немодной косой по пояс. И – молчаливая. Лишнего слова не скажет. А только всё переменилось в хате у Прохоровых. И хата заблестела — всё отмыла, отчистила. Одежонку и детскую, и Егорову перештопала, перестирала. И за Алёнкой успевала приглядеть, и наварить-нажарить.

В школе и в детском саду сразу перемены заметили. Дети чистые, опрятные, пуговицы уже не пришиты чёрной ниткой по белому, локти не драные.

Как-то заболела Алёнка, затемпературила. Врачиха сказала, поправится, главное – уход. Так она ночи просиживала рядом, сама ни разу не прилегла. Выходила девчушку.

И незаметно как-то и осталась в доме у Егора… Младшие уж мамой стали звать, соскучились по ласке материнской. А Нюся на ласку не скупилась. И похвалит, и по головке погладит. И обнимет. Как же, дети всё ж…

Старшие, Николка с Илюшкой, сначала дичились, никак не называли. А потом просто Нюсей стали звать. Ни няня там, ни мама, — просто Нюся. Чтобы, значит, помнить, что своя мамка у них была… Да и по возрасту она им в матери с натяжкой годилась.

Родные-то Нюсины против были. «Куда такую ораву себе на шею вешаешь? Парней мало в селе?»

«Парни-то есть, — отвечала, — да я Егора жалею…. И ребятишки привыкли, что уж теперь искать-то…»

Так и жили. Пятнадцать годков незаметно пролетело… Дети учились, росли. Ну, не всё гладко — бывало, что и нашкодят, нахулиганничают. Егор гневался, за ремень хватался. А Нюся его одёргивала, мол, погоди отец, сперва разобраться надобно… И поругает, и пожалеет, бывало. Да, никто её Нюсей на селе уж и не звал. А Анной Васильевной величали, уважали.

Николка к этому году уж женат был, первенца ждали. Жили молодые отдельно, Николай в совхозе работал. Да не последним механизатором был, что ни год – то грамота, то премия, вот как. Илюшка в городе институт оканчивал, им Нюся особенно гордилась — инженером будет сынок-то!

Санька с Лёшкой весной из армии вернулись, в техникум поступать задумали, только вот спорили – в какой. Всё вместе делали — и озоровали в детстве, и горой друг за дружку стояли, если что.

Алёнушка в девятый класс перешла, тоже гордость Нюсина. И петь, и плясать мастерица, ни один праздник без неё не обходится. А Егор уж в который раз думал, как хорошо ему Нина Ивановна жену выбрала…

Этим летом как-то почувствовала Нюся, что что-то не так с её организмом, что-то неладно. Век не болела, а то вдруг в глазах потемнеет, затошнит… Егора с его куревом стала из хаты на крыльцо гнать, плохо ей становилось. Сначала думала – пройдёт, ан нет. Пришлось-таки к доктору идти.

Домой вернулась тихая и задумчивая. От Егоровых вопросов отмахнулась, да ерунда, мол, всё в порядке.

А только вечером, когда уснули все, позвала Егора на крыльцо.

— Сядь, отец, поговорить надо… Знаешь, что мне доктор сказал? Ребёнок у меня будет… Поздно уж что-то делать, рожать надо… Сказала и руками лицо закрыла. – Стыдоба-то, вот стыдоба…

Егор, так просто опешил от такого известия. Столько лет не было детей и – надо ж!

— Да какая стыдоба, мать, — аж сигарету свою отбросил, так и не прикурив. — Старшие вон все уж почти разбежались, вдвоем, что ль, останемся? Нееет, природа правильно всё расставила! Значит, готовиться будем!

— Как детям-то сказать? Скажут, старуха уже, а туда же…

— Да какая ж ты старуха? Тридцать девять, разве ж годы?

— Ой, прямо не знаю, что делать, что делать… Стыдоба…

— Ладно. Сам скажу. Завтра и скажу, Как раз все соберутся.

И сказал. Как только за столом собрались, так и сказал. Что, мол, ребята мои хорошие, скоро у вас ещё брат будет. Или сестра. Вот так.

Нюся голову опустила, в тарелке будто что высматривала, покраснела аж до слёз…

Николка, который по случаю воскресного дня с молодой женой у них гостил, только хохотнул. — Здорово, мать! Молодец! Вот вместе с моей и рожайте! Им, детишкам, вдвоём сподручнее будет расти!

Санька тоже обрадовался: — Давай мам! Ещё братишку!

А Лёшка возразил: — Не… Девочку. А то парней у нас много, а девчонка одна. Разбаловали принцессу…

Алёнка только зыркнула на Лёшку.

— Разбаловали… Ты, что ли баловал? Конечно, девочку, мам! Я ей банты буду повязыавть, платья купим красивые!- захлебнулась восторгом.

-Платья… Что она тебе кукла? – вступил в разговор Илюшка. – Ребёнка ещё и воспитывать нужно, — назидательно произнёс он.

-Воспитаем, — с расстановкой сказал Егор. – Плохо, поди, вас воспитали? Вот, то-то…

А Нюся всё равно стеснялась и прикрывала растущий живот, когда платком, когда в жару плащ накинет, вроде прохладно ей.

Положенные месяцы прошли незаметно. Уже порадовались первенцу Николкиному, мальчик! Илюшка уехал доучиваться в свой институт, каникулы окончились. Санька с Лёшкой тоже уехали – поступили в сельскохозяйственный техникум.

И у Алёнки начался учебный год. Тихо стало в хате, пусто. Алёнка то в школе, то у подружек. Уже и парнишка какой-то её провожать стал с танцев воскресных.

Нюся не спала, поджидала Алёнку. И вдруг боль… Такая резкая, что в глазах потемнело.

— Егор, — слабо позвала она, — Егор, кажется… началось…

Побледнел тот, ноги в башмаки сразу и не попали.

— Ты, погоди, мать, я сейчас, сейчас… Скорую давай! — крикнул вошедшей Алёнке. Та сразу поняла, в двери выскочила.

Через две минуты в дом ворвалась.

— Мам, сейчас Толик отвезёт тебя, машину у отца попросит, подожди!

«Толик, значит…», — подумала она и снова резкая боль схватила внизу живота…

— Ой, мамочка! Да что же это!

Через ещё пять минут, вошёл парнишка, что провожал Алёнку

— Батя сам отвезёт, — сказал Алёнке. — Поедешь?

— Я поеду, — сорвал куртку с вешалки Егор. – Не бойся, Нюсь, я с тобой…

Всю ночь Егор сидел на крыльце районного роддома и дымил одну за другой. Наутро двери открылись, вышла немолодая нянечка.

— Сидишь, папаша? Куришь? Теперь курить-то пореже придётся… Первый у тебя что ли?

— Пятеро у меня, — глухо сказал Егор.

— У! Да ты богач! Только не пятеро, а семеро! Двойню твоя красавица принесла!

— Д…войню? – заикаясь, переспросил Егор.

— Малец и девчушка! Малец крикливый, — засмеялась она. – А девчушка красавица!

Ты иди домой-то, папаша. Завтра приходи. Она у нас ещё полежит маленько. Детишки вес должны набрать. Да, принеси чего надо. Тебе любая скажет, понял?

— Ага, — кивнул головой ошарашенный Егор.

На выписку вся семья собралась. По такому случаю и все три студента отпросились с занятий, приехали. Нянька торжественно вынесла два свёртка, перевязанных один синей лентой, другой розовой. Сзади шла смущённая Нюся.

Егор принял один свёрток, а второй и не знал, как взять.

— По двое-то несподручно… Забыл уж как, — смутился он тоже.

Второй свёрток принял Николай: – Давай, батя… Мне-то уж не впервой!

— Ой, какая хорошенькая! – заглянула в конверт Алёнка. – Сестричка, моя красавица!

Вручив няньке цветы и торт (как положено), разговаривая о своём, все двинулись к совхозному автобусу – директор совхоза выделил. Раз такое дело!

— Ну, мать, всем угодила! – улыбнулся Николай.

А Нюся держала на руках один из свёртков и тихо улыбалась своим мыслям. Детей, она, даст Бог, воспитает хороших… Она глянула в сторону Егора, который держал на руках второй сверток. «Мы воспитаем, — поправила она себя, — конечно, мы…»

— Ребята, — повернулась она к детям, — а назовём-то их как?…

И все сразу стали предлагать свои имена, чем-то близкие им, чем-то нравящиеся или связанные с кем-то…

А водитель автобуса, дружок Егора, слушая весёлый гомон за спиной, думал, что вот и не родная она им, этим пятерым… А разве скажешь….

Нюся

Автор: Елена Полякова

Источник: neinteresnogo.net

Оцените пост
Pandda.One
Adblock
detector