Студентка снимет комнату. Рассказ

— Петровна, ты видела объявление на подъезде? С утра висит, ещё на сорвали.

— Что за объявление? Воду отключают что ль горячую? Вроде рано ещё.

— Да какую воду. О съёме комнаты объявление. Помнишь на днях ты мне говорила, что хотела бы сдать вторую комнату? Прибавка к пенсии будет. Студентка снять хочет, не какая-то фифа.

— А ты же, Наталья, вроде тоже хотела сдать? Или так, для разговору меня тогда поддержала?

— Да хотеть то хотела, да ко мне же внук старший иной раз заезжает. Ночует иногда. Как же я комнату сдам, он обидится — бабка в доме отказала. Мне ведь приятно, что любит внук бывать у меня. Позвонит мне — ба, напеки пирожков, а то мамка не умеет. Конфеты мне приносит шоколадные, да мороженко. Знает хитрец, что бабка мороженко любит. Попьет со мной чаю с пирожками да с вареньицем, поговорит, а потом, — можно ба я у тебя останусь, мне позаниматься надо, а то дома сама знаешь. Мамка на батю шумит. У сеструхи Ирки вечно музыка орёт. Ну и как мне его у себя не оставить. Славка парень хороший, добрый. Не могу я его обидеть.

— Слушай, Наталья, а у него девушка хоть есть? Парня ведь тоже вовремя женить надо. А не то разбалуется, перегуляет, потом охота отпадет. Знаем мы таких, не хотят жениться, боятся ответственности.

— Да не, Татьяна, мой Славка не такой. Он у нас парень серьезный, основательный, техникум заканчивает. К отцу на завод работать скоро пойдет. А девушка была, только рассорились они. Уж не знаю, что там. Родителям она чем-то не понравилась. Сказали Славке, а она и услышала. Обиделась, что он им не возразил. А Славка сильно переживает.

— Ну разберутся. Ты, вот что, Наталья, ты ж помоложе, а у меня ноги болят, лишний раз встать тяжело. Будь добра, сорви-ка мне это объявленьице, может и правда пущу квартирантку. Денежки то не помешают, зубы вот опять надо делать.

*****

Девушка оказалась милая, молоденькая, Юлией зовут. Ростом маленькая, волосы светлые, в хвост завязаны. — Вы Татьяна Петровна, не подумайте ничего. Просто я хочу самостоятельно пожить попробовать. А мама с папой у меня есть, тут, в нашем городе живут. Они правда не пускали меня на съёмную, но я их почти убедила. Они меня, Татьяна Петровна, поздно родили. Одна я у них, вот и трясутся за меня, шагу ступить не дают.

Татьяна Петровна себя вспомнила, улыбнулась. Какая девчонка открытая, искренняя, как она сама в юности. Только у Татьяны Петровны сестер и братьев младших семеро было, сама старшая. Пока их растить помогала, глядь — в девках и засиделась. Так одна и осталась. А братья и сестры все разъехались кто куда, что поделаешь.

— Ну поживи, поживи, деточка самостоятельно. Это дело полезное, — и ушла к себе в комнату.

Утром вышла Татьяна Петровна на кухню — батюшки! Всё блестит. И чашка с блюдцем чужая стоит. Стеклянная, прозрачная, надо же. У неё правда беспорядка никогда и не было. Ну так, обычно, может где иной раз и недогляд, пятнышко.

— Ой, простите, Татьяна Петровна, я тут без спроса. Мама дома ничего делать не даёт. А я подумала вам приятно будет, — стоит, улыбается в хлопковом сарафанчике. У Петровны аж на сердце потеплело.

— Ничего, похозяйничай, деточка. У меня тут испокон веку никто не хозяйничал, я не в обиде, а даже наоборот рада.

— Я на учебу, потом мне на подработку. А вечером в магазин зайду, вам может купить что-нибудь?

От этих слов Татьяне Петровне ещё приятнее стало.

— И так каждый день, слышь, Наталья! Девчонка — золото, вот ведь кому достанется. Правда, скажу я тебе, к хозяйству совсем она не приучена! Профессорская дочка оказывается эта Юлька моя. С детства балованная, а вот ведь как бывает — стремится к самостоятельности. Характер!

— Да я смотрю ты Петровна аж помолодела. Не зря выходит жиличку пустила.

— И не говори, Наталья! А твой то внук приезжает?

— Да утром звонил мой Славик, сегодня собирался. Я уже и тесто поставила.

— Стыдно сказать, Наталья, да ты бы меня хоть научила, я уж и не помню, когда сама пирожки пекла. Для себя вроде ни к чему, а мои все далеко. Раз в год если и навестят всем гуртом, так и не до пирогов. А для Юлюшки я бы напекла. Худющая, одни глазищи. Утром как цыпленок клюнет, да побежала. А вечером яблочко только. Я, говорит, бабушка Таня, не люблю на ночь есть. Ну что ты будешь делать, девчоночка, переживаю за нее. Да. А что ты так удивилась? Это я ей разрешила меня бабой Таней звать. У Юльки бабки нет давно, мать уже в возрасте. А то как-то чопорно — Татьяна Петровна! А я кто — бабка и есть!

Поздно вечером кто-то в дверь позвонил.

— Юлюшка, открой, детка, может соседка это, — крикнула Петровна.

Юля открыла и замерла от удивления. Слава тоже как был в трениках, в майке и с миской теплых пирожков в руках стоит, смотрит:

— Юлька, а ты как тут оказалась? Мне бабушка велела соседке Татьяне Петровне пирожков отнести, и вдруг ты… Юлька! Я тебе звонил, писал, ты не отвечаешь! Ну не обижайся, что мамка тебя назвала балованной. Она не со зла ляпнула. И нет у меня никакой невесты, это мамка всё придумала. Посчитала, что мы не пара. Ну да, кто я, а кто ты. Ты вся такая, из профессорской семьи, а я — работяга!

— Всё сказал? — насмешливо спросила Юля.

*****

— И вот, ты представляешь, Наталья, стоит значит эта пигалица, эта малявка и выдаёт твоему Славке — всё сказал? А он покраснел, нет говорит, не всё, я люблю тебя и мне всё равно, из какой ты семьи, хоть ты дочка президента или безработного. И прошу тебя стать моей женой! И миску твою с пирожками ей протягивает. А она пирожок взяла, откусила, и говорит — я согласна! А я за углом в коридоре стою, не дышу, как бы не увидели. Я то просто пошла посмотреть, с кем это там Юлечка разговаривает, кто это к нам пришёл на ночь глядя. А тут такое!

На свадьбе Юлечки и Славы в кафе Татьяна Петровна сидела рядом с её родителями. Мама и папа Славы тоже попали под обаяние Юлечки. И вели себя так, словно никогда и не были против их союза.

— Бабушка Таня, а ты что такая грустная? — Юля после первого танца со Славой подсела к Татьяне Петровне. Та смахнула слезу, — Да так, Юлюшка, рада за тебя очень, да ведь и привыкла я к тебе.

— И я, бабушка Таня, мы со Славой теперь к вам с Натальей Ивановной часто будем приезжать, ты не волнуйся. Вы же наши бабушки!

— Да уж, Петровна, считай породнились мы с тобой, правнуков вместе ждать будем.

— И не говори, Наталья! Вот уж не знаешь, где найдешь, где потеряешь! Ну кто бы мог подумать, надо же. Выгадала я себе внученьку, ласточку такую Юленьку. Вот уж наградил меня Господь на старости лет. Не знаю даже, чем такое счастье я заслужила. А всего то комнатку сдала по объявлению.

И встретишь ты, когда не ждёшь, и обретёшь, когда не ищешь. Пока на свете ты живёшь, судьба найдет ТЕБЯ из тысяч…

Источник: mirdevchat.site

Оцените пост
Pandda.One
Adblock
detector