Два дня с Джеком

Джеку требовался легкий отдых и дума о переоценке отношения ко мне, ведь я не отведал его сытной похлебки. Не желая покидать общество таких заботливых и чудных “лысых обезьян”, Джек улегся на кухне и предался собачьим размышлениям…

Эта история произошла со мной недавно и продолжает писаться на данный момент…

У меня есть невеста, назовем ее Люба, с которой мы готовимся к нашей свадьбе, а также есть Джек – славный спаниель, за которым нас попросили присмотреть родственники, пока они в отъезде. Задача наша проста – гулять, кормить, давать спать и самим не забывать делать свои дела, как естественные, так и прочие.

На знакомство с Джеком и тем, чем нам предстоит с ним заниматься, я пришел один, т.к. моя невеста занималась своими «невестовскими» делами. Пока хозяйка рассказывала, где взять все необходимое для успешного выгула, какую кашку и какое мяско предпочитает Джек, я внимательно слушал и знакомился со своим подопечным.

Подопечный, кстати, тот еще красавец. Благородного шоколадного цвета, с карими умными и временами безумными глазами, а также средним ростом где-то мне по колено или чуть выше.

Первым делом, как человек с некоторым представлением о собаках, я почесал ему за ухом. Он взглянул на меня и по его бездонным глазам я понял, что ему нравится и он не против почесать меня в ответ. Так, собственно, и закрутилась наша история.

На следующий день мы приехали с Любой в условленное время в условленное место. Хозяев уже не было, а вот Джек – очень нас ждал. Не успели мы открыть дверь – озорной пёсель кинулся нам навстречу.

Признав знакомых, он завилял коротеньким хвостом, чихнул, подпрыгнул, сплясал собачью ламбаду на наших кроссовках и извелся в попытках закинуть свои передние лапы нам на плечи, чтобы вовлечь в свой пёсий танец.

Мы же в ответ на такое гостеприимство и теплый прием решили незамедлительно отправиться гулять, кое-как в обход Джека закинув личные вещи и найдя ошейник с поводком.

Пёс оказался весьма любопытным, заинтересованным в выгуле и достаточно сильным. В некоторых моментах прогулки мне показалось, что это далеко не мы гуляли с ним, а он с нами.

Оставляя метки на каждом встречном столбе, устремляясь вслед за неведомым человеческому носу ароматом, Джек натягивал поводок так, что восьмидесятикилограммовый дядя со спортивным телосложением летел за ним, словно раскрытый зонтик за порывом ветра.

Однако, Джек также был неплохо по-собачьи образован. Он знал команды «Рядом», «Нельзя» и «Пойдем». Пару раз во время этой, в буквальном смысле слова, с ног сшибающей прогулки, меня эти команды спасали. А пару раз нет. Так я и прокатился, как профессиональный серфингист по грязной луже под звонкий смех своей возлюбленной.

Домой мы вернулись где-то через час. Я нес пакет с продуктами на неделю и держал поводок Джека. Пёс крутился вокруг меня, устремлялся прочь навстречу приключениям, но тяжелый пакет оказался прекрасным балластом.

Люба же по пути домой оживленно рассказывала, как он заскулил, оставшись с ней снаружи магазина, пока я покупал продукты. Даже говорила, что он пытался прорваться вслед за мной, но моя хрупкая невеста смогла усмирить его нрав.

Если честно, мне было очень приятно слышать, что Джек так привязался ко мне за какую-то пару неполных дней. На секунду я даже забыл о запачканных в луже штанах.

Дома же нас ожидало новое испытание – кормежка и мытье лап. Ворвавшись в квартиру, Джек решил исключить водные процедуры и устремился на кухню, однако поводок не дал ему выполнить маневр, в связи с чем лапы мыть все-таки пришлось.

Люба забрала у меня пакет с продуктами и пошла его разбирать, пока я смотрел на Джека, Джек на меня, а распахнутая ванная комната простаивала.

— Джек, сначала лапы, потом все остальное, – сказал я псу, взгляд которого вновь устремился на кухню.
— Джек, ко мне! – слегка повысил я голос, благодаря чему Джек взбодрился.
Пёс подошел к краю ванны и посмотрел на меня с немым вопросом «Ну что, браток, подкинешь?!».

— Полезай сам, давай, в ванну иди, – настаивал я на своем.
Без особого энтузиазма Джек забрался в ванну, встал у самого края, приземлил пушистый зад и начал наблюдать за действиями растерявшейся лысой обезьяны.

— Так, тут ведерко, тут полотенце, тут шампунька… — тихо бормотал я себе под нос, придерживая поводок и вращаясь вокруг собственной оси в поисках мыльно-рыльных принадлежностей.
Минуты две мы так и провели. Он – смотрел. Я – искал.

Вскоре, после нахождения всех ингредиентов для обряда, начались капризы. Джек то и дело убирал лапу, переворачивал ведерко с водой, вращался… В общем, делал все, чтобы осложнить процедуру помывки.

Но я, знаете ли, парень не робкого десятка. Вооружившись душем, бой был принят, а жребий – брошен. В итоге в тот момент помылись двое, но перемыться по новой мне все-таки пришлось.

Сырая одежда полетела в стирку, руки были тщательным образом вымыты, и вот я выхожу из ванной. В это время Джек заступил на караул в кухонной зоне. Короткими перебежками, словно боец группы специального назначения, пёс перемещался от Любы ко мне, от меня к Любе, а затем к миске. Ждать было нельзя – пора заморить червячка.

Едва я достал из холодильника кашку и мяско, Джек стал жалобно скулить. Наверное, он мне не доверял после водных процедур и искренне боялся, что я съем все, что по праву принадлежит ему.

Но я-то знал, что мы с Любой купили пельмени и был уверен, что мы эти пельмени съедим. Любая попытка убедить пса в безопасности пищевой транзакции была обречена на провал. Скулеж, перебежка, скулеж, перебежка и так до полного приготовления. Как только пища богов была с любовью наложена в миску, пес заметался.

— Нельзя! – кричал я ему по десять раз, дабы быть услышанным.
И услышан был. Образование, полученное в колледже одаренных пёселей имени Мухтара, оставило определенный отпечаток в ушастой голове Джека. Он скулил, с жалостью смотрел на еду и волновался, что я съем все у него на глазах, как вдруг услышал команду:

— «Можно!» — едва ли я договорил, пёс бросился к миске.
Он не пытался жевать или просто не знал, как это делается. Словно черная всепоглощающая дыра всасывала в себя целые вселенные, Джек опустошал свою миску.

Мы с Любой в это время забились в угол и под жадное чавканье стали представлять, сколько мы здесь будем убираться. Однако, пока в наших головах проносились мысли о грязном, пес слизал под чистую все. Там не было ни каши, ни мяса… вообще ничего. Лишь блестящая, словно из магазина, миска.

Принятием пищи пес был утомлен. Ему требовался легкий отдых и дума о переоценке отношения ко мне, ведь я не отведал его сытной похлебки.

Не желая покидать общество таких заботливых и чудных лысых обезьян, Джек улегся на кухне и предался собачьим размышлениям. Мы же в это время приготовили ужин, съели его и решили отправиться на встречу с Морфеем…

*****
Следующее утро началось необычно рано для отпуска. Джек выспался и почувствовал себя бодрым в 6 утра, о чем решил сообщить мне и Любе.

Мы игнорировали, Джек скулил и в итоге оказался победителем. Не в силах спать и сопротивляться, я надел все, что нашел, и отправился на прогулку с Джеком. На удивление спокойную прогулку. Мы нюхали, мы бегали, мы метили, но поводок не дергали – славное утро.

По возвращению Джек принял водные процедуры достойно, но на завтраке отчудил. Проигнорировав в отместку команду «Нельзя» или просто не услышав ее, пихнул мордой миску, из-за чего часть содержимого оказалась на полу. Вылизано в этот раз было все. И пол, и миска. Реабилитировался, красавчик Джек.

Днем Люба вновь уехала по своим делам. А я поехал оплачивать банкет. Джек остался дома и разлуку, как мне показалась, решил принять как должное.

Пока я оплачивал, пошел сильный ливень. Вернулся я, разумеется, сырой, в насквозь мокрых и хлюпающих кроссовках. Джек был чрезвычайно рад моему приходу и был уже готов выскочить на улицу. Ведь уже 14:00! А там гулять, лапы, жрать.

Мне идти вновь под дождь не хотелось, поэтому я приступил к разработке плана «б». Созвонившись с хозяйкой, мне стало понятно, что Джек привык делать свои дела только на улице, что меня собственно расстроило. Надо ж будет его еще и помыть потом… полностью… но тут прозвучала следующая фраза «если сегодня в 10 гуляли, он может и потерпеть до 16, а там может и дождь пройдет».

Я поглядел на Джека. Джек поглядел на меня. Ну как же я его, эту морду пронырливую, заставлю терпеть. Он ж тоже вроде как живой и с чувствами. Да и глаза у него такие… Как бы это сказать, «чистые» что ли.

Так мы и гуляли под дождем. Кроссовки хлюпали и скользили, Джек катал меня по лужам, как и на первой прогулке. Крупные капли дождя падали мне на дождевик и скатывались, словно с горки, на прохладную землю.

Вокруг никого. Только я да он. Мы обошли все близлежащие дворы, погуляли минут сорок и отправились назад, навстречу к полной помывке.

В ванной воцарился праздник Посейдона. Мокрые кроссовки отогревались в тазике под батареей, вся промокшая одежда была сброшена в ведерко, а Джек смирно стоял в ванне и ждал помывки.

Мыться полностью, кстати, ему понравилось куда больше, чем просто полоскать лапы. Шампунь был равномерно нанесен на все покрытое короткой шерстью тело, теплая водичка струилась из душевой лейки и замещала собой холодную сырость, принесенную с улицы. Пёс был доволен. С задором выбросив язык наружу, он ловил свои собачьи кайфули и часто дышал.

Я его обтер как следует, вытащил из ванны, а затем принялся вытирать пол от последствий водного праздника. Я медленно пятился назад и оставлял после себя чистоту и порядок, а пёс сидел в коридоре, который ведет на кухню, и наблюдал за моими действиями.

В конце концов, вдоволь насмотревшись на то, как венец природы ползает на четвереньках, Джек решил побродить по чистому, так сказать, оценить качество уборки.

— Совсем мой труд не уважаешь? – обратился я к нему.
Джек вместо ответа прокрутился вокруг собственной горизонтальной оси, скинув с себя уцелевшие капли воды на только что помытый пол и уселся.

— Понятненько все с тобой, – глубоко вздохнул я и продолжил свой трудовой подвиг.
Уборка, как и было ей предначертано, закончилась, а, следовательно, я отправился в ванну, но уже без Джека. Чтобы не оставлять разводов на уже помытой территории, мною было принято решение дверь не закрывать и принимать душ так. Однако, Джека я не учел…

Проявив инициативу в разгар моих ванных приключений, Джек закинул лапы на борт и просунул голову за ширму. Он был удивлен. Он был поражен. Лысая трудяга-обезьянка тоже моет лапы! Мне кажется, если бы собаки владели интернетом, то Джек бы опубликовал в своем блоге сенсационное заявление, под заголовком «Человек – чистоплотен!».

Но увы. Он наблюдал, то и дело вертя головой. В один момент из тюбика шампуня вылетел мыльный пузырь, который Джек своевременно облаял и лопнул пастью, испугав меня.

Помывка закончилась, настало время обеда. Трапезничали мы, как всегда поскуливая и переживая за еду, но и в этот раз большой дядя кашу не съел. Насытившись, Джек еще пару раз покрутился вокруг своей горизонтальной оси, вертя ушами, как пропеллером, а затем приземлился рядом со мной.

Некоторое время я сидел и писал одной рукой эту историю для вас, мои дорогие читатели, а другой гладил Джека. Эта идиллия продолжалась до возникновения непонятного стука.

Джек загавкал, начал суетиться и зазывать меня с собой к входной двери, вдруг кто-нибудь зайдет. Ну что ж, гости так гости, пускай я никого сюда и не звал, квартира же не моя.

Дверь в тамбур открылась, Джек стал приветствовать гостя еще громче, а я, перекрикивая пёселя, интересоваться, что же это за гость. Однако, ответом мне была тишина.

— Все, тихо Джек, тихо! Показалось нам, пойдем, – пытался я вернуться к рассказу и утихомирить пёсика.
Только дверь в тамбур закрылась, как вновь послышался стук. Джек, конечно же, продолжил гавкать и принялся искать источник.

— Да это соседи сверху топают, успокойся, – вновь усаживаясь за ноутбук, сказал я Джеку.
Вдруг раздался звонок. В тамбуре уже стояла промокшая Люба.

— Я тебе стучала в окно! Ты что? Не слышал!? Нет бы открыть своей будущей жене!? У тебя же ключи, Леша, блин! А телефон у меня сел! Да и вообще… – ругалась она на меня, пока пёс в порыве радости топтался по нашим ногам.
— Ну Люб, я думал, соседи… — пытался я оправдаться.
— Ну ладно… — вздохнула она и поцеловала меня в щеку.
Я продолжал писать, пока она переодевалась и обедала, возможно, полчаса или час. Джек лежал рядом со мной и периодически вставал, чтобы поводить мордой по моей ляжке. Куда же без внимания.

Тут пришла Люба, уселась мне на колени, загородив собой ноутбук, и начала меня зацеловывать в щеку с таким еще звуком «чмок, чмок, чмок». Джек все это услышал, затем увидел, а затем… начал скулить и ревновать.

Вот тут-то я и задумался. Да, тяжело заботиться о собаке. Сложно содержать. Нужно внимание. Но знаете, я для себя твердо решил, как только с Любой на ноги встанем – обязательно собаку заведем. Оно того стоит.

P.S. Рассказ – чистая правда. Все имена и совпадения – случайны. За исключением Джека. Тут я его по правде описал.

Автор СТАРЫЙ ЛИС

Источник: mirdevchat.site

Оцените пост
Pandda.One