«Кукушка»

— Эх, Ваня, сынок, приворожила она тебя что ли. — Ванечка, не женись ты на этой Таньке! — говорила сыну Клавдия Дмитриевна. — Гулящая она, непутёвая. В посёлке про неё что только не говорят!

— Мама, мне всё равно кто и что говорит. Враньё это всё. Я люблю её. И тебе не нужно говорить про Таню плохо. Она моя невеста и скоро станет женой.

 

«Кукушка»

— Невеста! — воскликнула мать. — Да пока ты в армии был, не больно-то она тебя ждала. Сама лично я её с Колькой Смирновым видела.

— А что ты видела? Свечку держала?

— Нет, но…

— Вот именно, что но… — оборвал Клавдию Дмитриевну на полуслове Иван, — ничего не хочу слышать. Я сам разберусь со своей личной жизнью.

— Эх, Ваня, сынок, приворожила она тебя что ли, ну почему ты совсем мать не хочешь слушать… — покачала головой Клавдия Дмитриевна.

— Потому что, мама, я уже взрослый, и сам могу решать, как и с кем мне жить.

Через два месяца играли свадьбу.

— Мне кажется, невестка твоя в положении, — шепнула на ухо Клавдии её подруга Анна.

— Да мне и самой так кажется, животик уже немного заметен, лицо как-то оплыло, и к шампанскому она не притронулась, чуть губами касается, но не пьёт.

— Бабкой скоро станешь!

— Ай, — махнула рукой Клавдия, — да хоть дедкой! Лишь бы сын был счастлив. Ты же знаешь, как я не хотела, чтобы он на Таньке женился.

— Знаю. Молва про неё нехорошая.

— Вот именно, а Ванька не верит, влюбился по уши… Но я и смирилась, не хочется сына потерять.

После свадьбы молодые поселились на съёмной квартире. Таня наотрез отказалась жить в доме свекрови, хотя Клавдия Дмитриевна и приглашала их к себе, место в квартире было. Но Таня знала, что свекровь её недолюбливает и настояла на том, чтобы жить отдельно.

Через пять месяцев у Ивана и Тани родилась дочка. Девочку назвали Оксаной.

Отсидев в декрете, и отдав дочку в детский сад, Таня устроилась продавцом в продуктовый магазин рядом с домом. Иван работал в автосервисе. Жили они неплохо, особо не ругались. Клавдия Дмитриевна попривыкла к невестке и даже успокоилась на её счёт.

— Может, и не гулящая она, может, наговорили люди из-за зависти, — говорила женщина подруге Анне. — Вроде ладно живут между собой, девчонку растят, в доме чисто…

— Ну Дай Бог, чтобы так и было, — отвечала Анна.

***

Иван был на работе, когда зазвонил его мобильник.

— Иван Сергеевич? Здравствуйте. Это Алла Андреевна, воспитатель. Время уже семь вечера, садик закрывается. Вы когда Оксану заберёте?

— А разве Татьяна не забрала? — удивился Иван.

— Нет. За девочкой никто не приходил.

— Извините, Алла Андреевна, сейчас заберём дочку.

Иван позвонил жене, но её телефон был недоступен. Мужчина забеспокоился. Неужели с женой что-то случилось? Сам он был на работе, не мог так сразу отлучиться, поэтому позвонил маме и попросил забрать Оксану из садика.

Сердце у него было не на месте, он попросил друга Мишку подменить его и бросился домой.

Дома никого не было. На столе лежала записка, написанная рукой Тани:

«Я ухожу от тебя. Встретила другого. Не ищи меня, позаботься о дочке. С тобой ей будет лучше. Прости. Таня».

Иван сел как подкошенный. Он не мог поверить в происходящее. Ещё сегодня утром всё было хорошо. Они собирались на работу, Таня приготовила завтрак, повела Оксану в садик. Иван привычно сказал ей: «До вечера» , и она ответила ему тоже самое. Что могло случиться?

Уже потом Иван узнал от людей, что его жена закрутила роман с прапорщиком из военной части, расположенной рядом с их посёлком. А когда прапорщика перевели на новое место службы, он позвал её с собой.

— Вот я же тебе говорила: не женись на Таньке! Люди-то правду о ней говорили, и меня предчувствия не обманули. И ведь какой дрянью нужно быть, чтобы ребёнка бросить. Кукушка! — сказала Клавдия Дмитриевна, узнав о бегстве невестки.

— Мама, не надо, мне и так скверно сейчас…

— Ладно, Ванечка, не буду… Ты мой сын, я люблю тебя и переживаю очень. С Оксаной я тебе помогу, за это не беспокойся! Вырастим девочку.

Началась у Ивана новая жизнь. Вдвоём с дочкой, без жены.

— А где мама? — спрашивала четырёхлетняя Оксана.

— Уехала в командировку, надолго, — отвечал отец. Он не придумал, что ещё сказать дочери. Не говорить же правду, что мама её бросила.

Через полгода Таня приехала в родной посёлок на похороны отца и заодно решила оформить развод. Иван довольно спокойно отреагировал на её приезд. К этому времени в душе у него всё перегорело, любви к этой женщине не осталось. Только разочарование. И неприязнь за то, что бросила дочь.

— Ты не хочешь увидеться с дочкой? — спросил Иван, когда они вышли из здания суда.

— Нет, — холодно ответила Таня.

— Знаешь, я всё могу понять. Случилась у тебя любовь. Наверное, меня ты и не любила никогда. Я порой чувствовал холод с твоей стороны, но гнал от себя эти мысли. Но дочку-то как ты могла так вот взять и вычеркнуть из жизни?

Татьяна молчала.

— Что, нечего сказать? — продолжил Иван. — А она про тебя первое время постоянно спрашивала. А я не знал, что говорить… Сказал, что в командировку надолго уехала…

— Да, я влюбилась! — прервала своё молчание Таня. — И не думала, что такая любовь бывает, я на всё была готова ради него. Он условие поставил, сказал, что чужой ребёнок ему не нужен. А я без Пети жить не могла, дышать не могла… Можешь презирать меня. Сама знаю, что плохая мать. Поэтому Оксане с тобой будет лучше. А видеться с ней не хочу. Что я ей скажу? В глаза как посмотрю?

— Ну как знаешь, Таня, прощай.

— Прощай.

 

***

Прошло десять лет.

Иван уже восьмой год был женат на Марине, она родила ему двух сыновей. От первого брака у неё была дочь Наташа, ровесница Оксаны. Девчонки подружились и стали настоящими сёстрами.

Жили они все дружно, по выходным старались выезжать на природу или устраивали семейные посиделки с домашней выпечкой, настольными играми. Оксана окончила музыкальную школу, занималась спортом, училась на одни пятёрки. Иван гордился дочерью. Она была доброй и ласковой девочкой.

 

«Кукушка»

В материальном плане у семьи тоже всё было хорошо. Иван открыл свой автосервис, Марина работала врачом–терапевтом. Клавдия Дмитриевна и мама Марины помогали им растить мальчишек.

Все эти годы Татьяна не появлялась и не давала о себе знать. Иван и не вспоминал о ней, он был счастлив с Мариной, которая стала хорошей и заботливой матерью для его Оксаны.

Однажды он возвращался с работы и увидел на лавочке возле подъезда женщину. Она сидела, сгорбившись, теребя в руках носовой платок.

Иван прошёл мимо, но она его окликнула:

— Ваня!

Мужчина остановился. Он не поверил своим глазам. Перед ним сидела Таня. Но как же она изменилась! От былой красоты не осталось и следа. Располневшая, под глазами мешки, волосы с незакрашенной сединой.

— Что сильно изменилась? — криво улыбнулась она, видимо, догадавшись о чём он подумал.

— Сильно, не узнал бы тебя, — честно ответил Иван. — Что ты здесь делаешь?

— Хочу с дочкой увидеться, с Оксанкой…

— Да? А ничего, что больше десяти лет ты не хотела её видеть? Вычеркнула из своей жизни.

— Я жалею об этом, — ответила Таня, — но всё же я мать…

— Мать? Кукушка ты, а не мать! Дочь на мужика променяла. Оксана другую женщину мамой давно называет. Уходи, Таня, не нужно травмировать девочку. Тем более я рассказал дочери правду, что ты её бросила.

— Зачем?

— А что, я должен был и дальше врать про командировку? Или сказать, что её мама, оказывается, космонавт и улетела на Марс и поэтому вернётся через много лет? Или что её похитили инопланетяне? Что я по-твоему должен был рассказать нашей дочери? — разозлился Иван.

— Я не знаю, — заплакала Таня.

— Зато я знаю. Когда ты выбрала своего прапорщика и отказалась от Оксаны, то должна была понимать, что обратной дороги не будет. Уходи, Таня, и больше здесь не появляйся.

— Выслушай меня, Ваня. Я всего на несколько дней сюда приехала. На могилу родителей, да с дочкой хотела увидеться. Петя меня давно бросил, нашёл себе помоложе. Я пить начала с горя… Но теперь всё, завязала. Еду к сестре в Рязань, она давно меня зовёт. Овдовела она три года назад, детей нет. Одиноко ей и мне одиноко. А вдвоем веселее… Так ты не дашь мне с Оксаной увидеться?

— А что ты ей скажешь?

— Прощение буду просить, в ноги упаду…

— Оксана сейчас на соревнованиях, она же спортсменка. Её нет в посёлке, вернётся через несколько дней, — сказал Иван. И это было правдой.

— Ясно. Значит, не судьба. Знаю, что не врёшь мне. Я же тебя хорошо помню, ты врать не умеешь…

— Не умею…

— Ну хоть фотографию дочки покажи. Какой она стала… — умоляюще посмотрела она на Ивана.

Иван достал из кармана мобильник, в нём было много фотографий Оксаны. Он показал несколько из них бывшей жене.

— Красивая, — улыбнулась Таня и вздохнула, — прости меня, Иван. Ты прав, кукушка я, а не мать. Потому мне, видимо, Бог и детей больше не дал. Петя очень ребёнка хотел, а я не смогла родить. Тогда он меня и поколачивать начал, и обзывать…. Ну а потом другую нашёл… Эх, да что там вспоминать, — махнула рукой Таня, — жизнь меня за всё наказала. И за то, что тебе изменяла, и за дочь, которую бросила… Ладно, пойду я… Прощай. Береги дочку.

— Прощай, — сказал Иван.

Он вошёл в открытый подъезд, и в этот момент зазвонил его телефон. Это была Оксана.

— Да, доченька! Как ты там? Умница… И у нас всё хорошо. Мама к твоему приезду торт твой любимый сделает… Очень ждём тебя, скучаем.

Таня немного послушала разговор Ивана с дочерью, тяжело вздохнула и пошла восвояси…

 

Источник: nuinu.pro

Оцените пост
Pandda.One
Adblock
detector